.RU

1. Структура метафизики - Б. Я. Пукшанский Рецензенты: докт филос наук, проф



^ 1. Структура метафизики


Рассмотрим «порядок бытия», каким его представляет автор «Метафизических рассуждений»196. Вновь подчеркнем, что «Рассуждения» скорее формально, чем содержательно являются комментариями к аристотелевской «Метафизике». Поэтому уже в предисловии «Предмет и план всей книги. К читателю»197 Суарес высказывает предположение, что чтение его трактата вызовет у вдумчивого читателя необходимость «...сравнить эту науку с книгами Аристотеля – не только для того, чтобы постичь, какие принципы великого философа лежат в ее основе, но и для того, чтобы с ее помощью легче и отчетливее понять самого Аристотеля...»198.

Дело в том, что, хотя сочинение задумано и выполнено как комментарий к «Метафизике», Суарес считает необходимым следовать «общему порядку», а не «букве» учения Аристотеля. Он дает понять, что наиболее важным для него является систематическое исследование главных метафизических понятий и вопросов. Понятно, что такой подход предполагает более свободное обращение с текстом, чем мог бы позволить себе средневековый комментатор. Суарес анализирует и сравнивает мнения Аристотеля, содержащиеся в разных книгах, главах и фрагментах, разбирает суждения средневековых авторов, высказывает собственные мысли.

Тем не менее, Суарес делает все, чтобы связь «его науки» с исследуемым текстом не становилась слишком тонкой и формальной. Читатели, которые хотят сопоставить его текст с текстом Аристотеля, должны, по мнению Суареса, иметь такую возможность199.

Для решения этой задачи автор помещает перед началом своего трактата «Подробный указатель к метафизике Аристотеля». Во-первых, полагает Суарес, внимательному читателю «Указатель» «поможет легко… понять и запомнить все то, что Аристотель рассматривает в книгах "Метафизики"»200. Во-вторых, он позволит постоянно держать в поле зрения все те вопросы, которые обычно возникают при их толковании201.

Помимо того, что «Указатель» действительно показывает связь метафизики Суареса с аристотелевской «первой философией», он удачно иллюстрирует исследовательскую установку, метод и стиль мышления самого Суареса.

Разбор книг «Метафизики» происходит по следующей схеме. После заголовка с номером книги (например, «Liber primus Metaphysicae») дается краткое введение, описывающее ее структуру и основную тему. Далее обзор идет по главам («Capita»), которым Суарес присваивает «технические» или «смысловые» названия (например, «Impugnantur veterum opiniones» – «Опровергаются прежние мнения» или «De substantia secunda seu universal» – «О второй или универсальной субстанции». Если в последующей главе продолжается обсуждение той же темы, то в подзаголовке ставится «De eadem re» – «О том же».) Внутри глав Суарес выделяет вопросы («Quaesti»). По окончании изложения каждого вопроса Суарес указывает номера раздела и рассуждения, где читатель может найти мнение самого автора по этой проблеме202.

Интересно, что некоторые вопросы лишь формулируются, другие сопровождаются достаточно подробными пояснениями, в которых находится место и цитатам из средневековых философов. Основная цель, которой стремится достичь Суарес, – демонстрация сути затруднения и важности данного вопроса. Определяя основную тему комментируемой книги и главы, Суарес выносит ее в своем «Указателе» в подзаголовок. Подзаголовок 6-й главы 7-й книги, например, выглядит следующим образом: «An “quod quid est” sit idem cum “eo cuius est”» – «Тождественны ли сущность (суть бытия) вещи и сама вещь»203. Далее, основные положения главы выделяются и формулируются в виде вопросов, которым часто сопутствуют небольшие комментарии. Вопросы ставятся так, чтобы высвечивать мысли, которые в большей мере интересуют Суареса. Комментарий к главе, если он имеется, выдержан, как правило, в том же духе.

Следует заметить, однако, что отсутствие пространного комментария в «Указателе» не свидетельствует о малой значимости того или иного вопроса. Существуют проблемы, которые лишь упоминаются в «Указателе», но в тексте самих «Рассуждений» Суарес исследует их детально и глубоко. Это связано с тем, что метафизику конца XVI в. интересует многое из того, что не проявлялось в аристотелевской «первой философии» в явной форме.

Так, например, LI рассуждение Суареса посвящено проблеме пространства (spatium). У Аристотеля, как известно, понятие пространство не встречается, он оперирует словом топос (место), которое обозначает ближайшую границу конкретного тела («место объемлет вещь»), отвечает на вопрос «где?», а в предельном смысле означает то, «что включает в себя все остальные места». Для нас в данном случае содержательная сторона проблемы не имеет принципиального значения. Важно другое: Аристотель подробно разбирает «топологию» не в «Метафизике», а в «Физике». Суарес же в «Рассуждениях», являющихся комментариями именно к «Метафизике», разрабатывает целую теорию пространства, спокойно помещая в поле своего исследования и другие доступные ему произведения Аристотеля204.

С нашей точки зрения, «Указатель» следует рассматривать как введение в метафизическую доктрину самого Суареса. Эта тщательно выполненная текстологическая работа органично смотрится в корпусе «Рассуждений» и позволяет сделать первый шаг к пониманию философского синтеза превосходного доктора, оказавшего серьезное влияние на становление новоевропейской философии и формирование современной нам мыслительной парадигмы.

Следующим шагом к пониманию метафизики Суареса будет рассмотрение схемы «Метафизических рассуждений», которую автор представляет в «Указателе рассуждений и разделов, содержащихся в этой книге»205. Именно это развернутое содержание разумнее всего использовать для знакомства с порядком изложения метафизики, характерным для Суареса.

«Disputationes metaphysicae» состоят из пятидесяти четырех рассуждений.

В первом рассуждении определяется, что адекватным предметом метафизики является сущее как таковое. Во втором даются формальное и объективное понятия бытия, обосновывается необходимость этих понятий, исследуется их содержание. Затем излагаются всеобщие свойства (атрибуты) бытия, так называемые passiones entis. Атрибутов бытия традиционно выделяется три: единство, истина и благо. В целом они определяются в третьем рассуждении, после чего Суарес исследует их более детально. О всеобщем или трансцендентальном единстве говорится в IV рассуждении. Индивидуальному бытию и проблеме индивидуации посвящено V рассуждение, затем (рассуждения VI–VII) обсуждаются формальный и универсальный уровни единства бытия. Истине и благу как атрибутам бытия посвящены VIII–XI рассуждения. Далее Суарес переходит к разработке учения о причинности (рассуждения XII–XXV)206. Вслед за учением об атрибутах и причинах бытия следует рассмотрение классов или родов бытия, т.е. дается определенная «иерархия сущих» с делением на бытие божественное, бесконечное, его сущность, существование, атрибуты (рассуждения XXVII–XXX) и бытие конечное, сотворенное. В ХХХII–XXXVII рассуждениях говорится о духовной и материальной субстанциях, об акциденциях и их статусе, понятие бытия рассматривается под углом зрения аристотелевских категорий. Далее осмысливаются вопросы континуальности и дискретности (XL–XLI), потенции и акта (XLIII), времени и длительности (XL), места и местоположения (LI) и т.д. Наконец в последнем, пятьдесят четвертом, рассуждении обсуждается проблема «сущих разума»207, хотя последние, по мнению Суареса, являются лишь косвенным, побочным предметом для метафизики.

Существуют различные варианты схематизации метафизической доктрины Суареса. Обычно ее делят на три части: собственно онтологию (рассуждения II–XXI), «естественную теологию» (XXVIII–XXX) и «метафизику конечного бытия» (XXXI–LIII).

Для того, чтобы читатель смог получить более наглядное представление о структуре «Рассуждений», приведем (с небольшими изменениями) детальную схему из «Истории испанской философии» Гильермо Фрайле208:

Введение: Предмет метафизики: реальное сущее (рассуждение I).

I. Трансцендентальное бытие: Понятие сущего (II).

1. Всеобщие свойства бытия («passiones entis»).

1.1. В общем: атрибуты и первые принципы (III).

1.2. В частности:

1.2.1. Единство: общее или трансцендентальное (IV); индивидуальное, принцип индивидуации (V); формальное и универсальное (VI); различия (VII).

1.2.2. Истина: логическая и онтологическая (VIII); ложь (IX).

1.2.3. Благо: трансцендентальное (X); зло (XI).

2. Первые принципы или причины бытия.

2.1. В общем (XII).

2.2. В частности:

2.2.1. Внутренние причины: материальная субстанциальная (XIII), материальная акцидентальная (XIV), формальная субстанциальная (XV), формальная акцидентальная (XVI).

2.2.2. Внешние причины: действующие причины в общем (XVII); действующие причины, в частности вторые или сотворенные причины; ближайшая причина (XVIII); необходимая и свободная причины (XIX); первая или несотворенная причина; творение (XX); сохранение (XXI); содействие (XXII). Целевая причина в общем (XXIII), в частности последняя целевая причина (XXIV), образцовая причина (XXV), причины и следствия (XXVI), сравнение причин между собой (XXVII).

II. Классы бытия (XXVIII).

1. Бесконечное сущее; его существование (XXIX); его сущность и атрибуты (XXX).

2. Конечное сотворенное сущее, его сущность и существование (XXXI); субстанция и акциденции в общем (XXXII).

2.1. Субстанция (XXXIII). Первая сущность, или подлежащее (XXXIV), духовная субстанция (XXXV), материальная субстанция (XXXVI).

2.2. Акциденция (XXXVII), ее сравнение с субстанцией (XXXVIII), разделение акциденций (XXXIX), непрерывное количество (XL), дискретное количество (XLI), качество (XLII), потенция и акт (XLIII), состояние (XLIV), противоположности качеств (XLV), сила качеств (XLVI), отношение (XLVII), действие (XLVIII), страдание (XLIX), время и длительность (L), пространство и протяженность (LI), положение (LII), внешние свойства (LIII).

III. Приложение: Сущие разума (LIV).


Современный французский исследователь Жан-Франсуа Куртин209 выстраивает схему иначе:

Сущее (бытие, ens) как таковое (рассуждение I).

1. Природа сущего (II): единство понятия сущего, его отношение с различными классами сущего и с единичными вещами.

2. Свойства сущего: единство, истина, благо (рассуждения IV–VI; VIII–IХ; ХI–ХII).

3. Причинность.

3.1. Материальная причина (ХIII–ХIV).

3.2. Формальная причина (ХV–ХVI).

3.3. Действующая причина (XVII–ХХII).

3.4. Целевая причина (XXIII–ХХIV).

3.5. Образцовая причина (ХХV).

4. Виды сущего.

4.1. Бесконечное бытие или Бог (XXIX–XXX).

4.2. Конечное бытие (XXXI).

4.2.1. Акциденции: качество, количество, отношение и т.д. (XXXVIII–LIII).

5.  Королларий “сущие разума” (LIV)210.

Представленные схемы удачно, на наш взгляд, дополняет редактор испанского издания «Метафизических рассуждений» Серхио Рабаде Ромео, который рассматривает метафизику Суареса как двуединый процесс осмысления бытия, внешне напоминающий гераклитовские пути «вверх» и «вниз»211: первый начинается с эмпирического восприятия единичного бытия (назовем его «этой вещью») и через исследование сущности «этой вещи» и ее причин восходит к первой причине – Богу, т.е. к самодостаточному сущему (ens a se).

Противоположным является «путь нисхождения» от сущего в целом, через осмысление его всеобщих свойств, к причинам и классам «бытия по причастию» (миру «этих вещей»), которые определяются внешними и внутренними причинами.

Как известно, любые схемы, стремясь сделать более понятным и наглядным описываемый объект, волей неволей упрощают, обедняют его содержание. Тем не менее, благодаря приведенным вариантам, выявляется общий порядок построения метафизики в «Метафизических рассуждениях». Поэтому перед тем как перейти к более подробному описанию их содержания, нам остается лишь отметить то, что является очевидным при рассмотрении «порядка» метафизики превосходного доктора: хотя традиционная связь между теологией и философией пронизывает все его учение о бытии212, Суарес не ограничивает свою задачу лишь созданием «философской иллюстрации» божественного творения. Не менее важным для него является философское описание многообразного, изменчивого мира реальных сущих (entia realia). В этом описании Бог оказывается одним из классов бытия, среди которых, разумеется на гораздо более скромных местах, мы встречаем и индивидуальные вещи, и образы нашего сознания. Заметим, что стремление к аксиоматизации метафизики213, которое находит у Суареса И.В. Лупандин214, является проявлением и результатом одного из двух «встречных» метафизических процессов.


^ 2. Сущее как предмет метафизики


Рассмотрению предмета метафизики посвящен 1-й раздел (sectio) I рассуждения под заголовком «Каков предмет метафизики» («Quod sit metaphysicae objectum»). Рассуждение в целом называется: «О природе первой философии, или метафизики». В него входят еще пять разделов, уточняющих предмет, статус и некоторые методы метафизической науки. Обстоятельно рассматривая вопрос за вопросом, Суарес приходит к следующим выводам:

1. Метафизика – самостоятельная наука, которая исследует всю «предметную область бытия», т.е. рассуждает обо всех вещах, не только существующих или имеющих способность к существованию, но даже принципиально не существующих. Это важный вывод, позволяющий Суаресу в рамках метафизики на полном основании исследовать, помимо реальных сущих и их свойств, ряд «периферийных» предметов, таких как антиподы сущего, выраженные в антонимах слова «бытие» (небытие, ложь, зло), а также объекты, существующие только в человеческом сознании («сущие разума»). При этом Суарес отграничивает от метафизики физику как науку о частных свойствах единичных вещей.

2. Философ обосновывает достоинство метафизики как первой философии, мудрости, науки наук, превосходящей все остальные науки не только достоинством предмета – сущего как такового, но и уровнем абстракции, недоступным никакому другому роду научного знания, а также совершенством рационального метода, благодаря которому разум человека созерцает истину. В этом пункте Суарес выступает как последователь схоластического аристотелизма, для которого бытие является прозрачным для рационального познания, если последнее строится на истинных основаниях и соблюдении логических процедур мышления.

3 Метафизика (цель которой, как мы уже заметили, – созерцание истины) является наиболее совершенной, умозрительной наукой, истинной мудростью, наиболее достойной и желанной для человека.

Чтобы понять принципы, которыми руководствуется Суарес, определяя предмет, цель и задачи метафизики, обратимся к рассуждению философа о предмете этой науки.

Итак, метафизика, или первая философия, принадлежит к естественным наукам, разумеется, не в смысле современного нам деления наук на естественные и гуманитарные, а в смысле традиционного для Средневековья различения знания, полученного благодаря «естественному свету» человеческого разума, т.е. рациональному познанию, и сверхъестественных богооткровенных истин, данных человеку непосредственно. Метафизика, занимающая первое место среди наук и находящаяся по достоинству ближе всего к теологии, оказывает ей неоценимую помощь, поскольку «...объясняет и утверждает естественные принципы, общие всем вещам и определенным образом питающие и поддерживающие любую науку»215.

В первом приближении предмет формулируется превосходным доктором на основе этимологии слова метафизика, и здесь мы сталкиваемся с утверждением, что название этой науке было дано «...не Аристотелем, а его интерпретаторами, которые повторили название, данное им самим его книгам... о тех вещах, которые идут после наук или естественных вещей»216. Исходя из этого, в проблемное поле метафизики не попадают физические вещи, т.е. предметы чувственные и материальные, рассматриваемые с точек зрения частных наук; зато туда входят вещи божественные, отделенные от материи, а также общие основы бытия, т.е. все то, что относится к «более высокому порядку реальности».

Уточнение предмета метафизики проводится Суаресом очень тщательно. Он последовательно выдвигает шесть мнений, в которых проявляются различные особенности понимания философом бытия и возможных толкований объема этого понятия.

Первое мнение заключается в том, что адекватным предметом метафизики является сущее (ente) вообще, взятое в наибольшем объеме, куда попадают все entia realia (вещи и вообще все то, что существует реально), а также entia rationalia («сущие разума», о которых мы уже говорили, психические объекты, составляющие содержание человеческого сознания). Причем следует сказать, что в число реальных сущих попадает и субстанциальное бытие (ens per se), и бытие акцидентальное (ens per accidens), как то, что вытекает из природы субстанции, но не принадлежит ей, так и то, что принадлежит субстанции случайно, привходящим образом.

В качестве аргументов приводятся суждения о том, что метафизика, будучи первой из наук, в состоянии по некоему общему основанию выделить наиболее достойные вещи и включить их в свой предмет. При этом, говорит Суарес, если разуму удастся охватить все роды, виды бытия, в том числе и сущие самого разума, а также наиболее общие атрибуты (например, такие, как истина, единство, множество), то такая широта будет указывать на достоинство высшей науки217. Присутствие в этом ряду сущих разума объясняется их участием в обосновании реального сущего; они являются попутными объектами, попадающими в предмет первой философии благодаря связи с реальными сущими. Суарес ссылается на точку зрения Аристотеля, согласно которой о противоположностях должна толковать одна и та же наука.

Второе мнение, не противореча большей части утверждений первого, говорит о сущих разума обратное. Показывается, что они не могут входить в адекватный предмет метафизики, поскольку не представляют специального интереса, а берутся в расчет только по мере надобности в связи с реальными сущими. Это мнение подтверждает за реальными сущими право входить в предмет метафизики именно в силу того, что они «обладают бытием и реальностью». При этом большое внимание уделяется обоснованию наличия в нем сущих per accidens. Зная об уязвимости такого положения, Суарес желает, перед тем как показать его несостоятельность, перебрать возможные аргументы в пользу сущих per accidens. Они участвуют в смысле сущего и его состояниях; они являются предметами частных наук и в самой общей форме включаются в предмет наидостойнейшей науки – метафизики. Однако опровержение этого мнения начинается с высказывания, аналогичного аргументу о сущих разума; в этом высказывании говорится, что сущие per accidens представляют интерес для первой философии лишь в той мере, в какой они проливают свет на «подлинно сущее» (per se); они являются лишь атрибутами, свойствами и не могут входить в предмет метафизики в силу того, что они суть лишь дополнение к множеству per se, что показывает Аристотель в 4-й книге «Метафизики»; они множественны, в них нет единства, достижение которого возможно лишь в разуме по несовершенной, грубой аналогии. Множественность же и говорит о том, что per accidens могут быть предметами различных наук, но не одной высшей науки.

Третье мнение называет Бога, понимаемого как высшее реальное бытие, в качестве адекватного предмета метафизики. Ссылка на Аристотеля помогает объяснить это мнение. Первая философия изучает первопричины вещей, поэтому она является наиболее божественной наукой, из чего следует, что бесконечное совершенство бытия – Бог, является главным и адекватным ее предметом. Все остальное попадает в предмет метафизики попутно, в связи с Богом.

Но это мнение ошибочно. Бог не может быть адекватным предметом, ибо естественная теология познает его только в явлениях, в тварных вещах; философ специально подчеркивает этим принципиальное различие между Богом и творениями. Совершенное несотворенное бытие проявляется в мире вещей лишь в малой степени, поэтому об адекватности речи идти не может. Бог – главный, но не адекватный предмет метафизики. Кроме того, говорит Суарес, сущее по всеобщности высказывания, с точки зрения диалектики (логики), но не по причинности и приоритету – предшествует Богу.

Нематериальное сущее, включающее в себя Бога и именующееся субстанцией, говорит четвертое мнение, является адекватным предметом метафизики. Поскольку философия изучает все субстанции, как нематериальные, так и материальные (Суарес вспоминает Аристотеля, заметившего, что частей философии столько, сколько существует родов субстанций), можно предположить, что первая философия исследует высшие роды субстанции, абстрагируясь от материальности вообще, как чувственной, так и умопостигаемой. Только нематериальная субстанция свободна в своем бытии от материи, следовательно, она и является адекватным предметом метафизики. Далее, однако, Суарес показывает, что субстанция действительно входит в предмет метафизики, но не исчерпывает его: последний должен иметь бόльший объем и более общий характер.

В пятом мнении речь идет о том, что в качестве этого предмета может оказаться сущее десяти родов. Имеются в виду, конечно, десять аристотелевских предикаментов (сущность, качество, количество, отношение и т.д.). Но названные категории, по мнению Суареса, представляют собой, скорее, десять различных точек зрения на сущее, благодаря которым оно описывается и которые исчерпывают основные его родовые характеристики. Философ замечает, что рассматриваемое таким образом сущее может пониматься как конечное (материальное и нематериальное) бытие, охваченное этими категориями. Однако в этом случае Бог не попадает в предмет метафизики, а мы уже знаем, что он является главным ее предметом.

Шестое мнение полагает адекватным предметом метафизики субстанцию как таковую, абстрагированную от бесконечности и конечности, материальности и нематериальности и т.п. Первая философия, таким образом, должна говорить о субстанции как о всеобъемлющем объекте и об акциденциях как о свойствах объекта. Это подчеркивается в том смысле, что именно субстанция, а не какие-либо более общие основания для нее и ее акциденций составляет адекватный предмет метафизики, поскольку все, что выходит за рамки субстанции может быть сведено к ней по аналогии. И все же это мнение нельзя назвать истинным, потому что субстанция не содержит в себе сущее целиком, вообще; скорее, наоборот, субстанция попадает в объем понятия сущего, так как вероятнее всего, показывает философ, сущее имеет более универсальные принципы и атрибуты; тогда вполне может быть, что адекватным атрибутом сущего будет не акциденция, но, например, единство, благо или истина.

Закончив рассмотрение шести ошибочных (или, скорее, неполных) мнений, Суарес формулирует адекватный предмет метафизики. Он делает это на основе сравнения сделанных им по каждому мнению выводов, «отсекая лишнее». В итоге в предмет метафизики входят: Бог (что следует из третьего и четвертого мнений), нематериальные субстанции (согласно четвертому, пятому и шестому мнениям), а также некоторые реальные акциденции, те, которые не принадлежат к абсолютно внешним и случайным per accidens (согласно опровержениям первого и второго мнений). Бог является главной целью познания первой философии. Она трактует о Боге на основании метафизических истин, «...без знания и понимания которых трудно и даже невозможно рассматривать божественные таинства с подобающим достоинством»218. Бог и другие нематериальные субстанции, которые входят в предмет метафизики, демонстрируют «божественные совершенства, называемые атрибутами», познаются высшей наукой в «естественном свете человеческого разума». Напомним, что такое познание необходимо, поскольку исключение знания и понимания метафизических истин или принципов может «существенно поколебать» постулаты божественной теологии.

Остается заметить, что вопрос о предмете, цели и достоинстве метафизики тесно увязан с вопросом о самом познающем разуме, о законах, механизмах взаимодействия человеческого сознания и познаваемых объектов, которые (объекты познания), по Суаресу, суть не что иное, как «эти вещи», индивидуальные сущие, предметы окружающего мира.


3. Бог и вещи


Как мы уже отмечали, в учении Суареса трудно обнаружить четкую грань между теологией и метафизикой. Сам философ постоянно подчеркивает христианский характер своей философии и в то же время говорит о невозможности теологии без «рациональных постижений», т.е. без метафизики. Поэтому, рассмотрев важность «философской составляющей» в богословии, обратимся к теологическим основаниям самой метафизики. Речь пойдет о теоцентрическом принципе божественного творения из ничего (creatio ex nihilo), традиционном для схоластики. Принцип творения у Суареса приобретает черты идеи непосредственного создания Богом мира во всех его проявлениях, в том числе и творения «реальных сущих» – «этих вещей».

Заметим, что из принципа креационизма вытекают два основных различения, которые проводит Суарес. Первое – разделение между бесконечным творящим и конечным сотворенным бытием, второе – разделение между бытием субстанции и бытием акциденции. Но прежде философ говорит о бытии как таковом, и здесь проявляется, с одной стороны, следование томизму, с другой, близость учению о бытии Иоанна Дунса Скота. И если Аквинат понимает бытие как Бога, иллюстрируя связь между Богом и тварными миром с помощью теокосмологической «иерархии сущих»219, то для Дунса Скота бытие – своего рода «категория категорий» или, говоря словами Хайдеггера, «постоянная черта всего предметного»: «Бытие сохраняется неизменным во всяком предмете, сколько бы он ни был дифференцирован в своей содержательной полноте... Оно есть, – замечает Хайдеггер, – не что иное, как условие возможности познания предметов вообще»220. Дунс Скот стремится выйти на «метафизический» уровень «бытия как такового», отличного от многообразно-многоступенчатых иерархических проявлений «бытия чем-то», но главное, понимая бытие как «саму предметность предметной сферы», он высвечивает познавательную сторону метафизики, что является важным для Суареса.

Итак, с одной стороны, акт творения для Суареса – богословский вопрос, требующий освещения с позиции метафизики. С другой стороны, от особенностей понимания этого вопроса зависят основополагающие положения его метафизики, одно из которых – положение о единстве бытия, об уровнях этого единства и, в первую очередь, об индивидуальном уровне единства бытия и принципе индивидуации. Следует сказать также несколько слов о концепции Бога в рамках метафизики Суареса.

«Философии Бога» в онтологическом плане специально посвящены XXIX и XXX рассуждения221, в которых разворачиваются доказательства существования «первого и несотворенного сущего», а также обсуждаются божественные атрибуты. Но Бог как бесконечное сущее, как конечная цель мира, как первая и действующая причина, как, наконец, предмет первой философии появляется уже в самом начале «Метафизических рассуждений». Еще раз подчеркнем: Бог вводится Суаресом как философское и теологическое понятие, само по себе требующее определенной экспликации.

В XXVIII рассуждении222 Суарес описывает деление сущего на бесконечное и конечное. Из текста становится ясно, что такое деление возможно и необходимо223; более того, оно является достаточным и адекватным224. Что же касается принадлежности двух этих родов сущего единому, универсальному понятию бытие (или «сущее»), то их смысловое единство обеспечивается благодаря принципу аналогии.

Об этом следует сказать подробнее. Философ, который начинает свою «прикладную метафизику»225 с разделения бытия на бесконечное и конечное, творящее и сотворенное, использует томистский прием – аналогию бытия (analogia entis)226, – берущий начало еще в аристотелевской первой философии. В общем аналогия бытия выражает сходство предметов сотворенного мира между собой (поскольку они суть следствия из одной причины) и поясняет их связь с творцом тем, что они причастны ему по акту творения. У Аристотеля, напомним, бытие подразделяется на десять предикаментов, первый и главный среди которых – сущность (в латинском варианте – субстанция)227. Однако само бытие не входит в эти категории, оно «остается за кадром», являясь некой общей природой всего существующего, и относится к родам аналогически; причем Аристотель, конечно, нигде не объясняет детально эту аналогию как «принцип», это сделает значительно позднее Аквинат, которому необходимо проиллюстрировать не только то, как осуществляется вещь, переходя из потенции, пребывающей то ли в божественном разуме, то ли в специфических идеях, в актуально-конкретное состояние жизни, но и то, какова связь между всесовершеннейшим Богом и тварным миром, а также между вещами этого тварного мира.

Принцип аналогии бытия играет важную роль в учении Суареса о бытии. Поэтому, чтобы разобраться в особенностях его трактовки, нам следует с наибольшей степенью ясности представить себе то, как понимал этот принцип Фома. Итак, analogia entis выражает сходство между вечным, совершенным бытием Бога и преходящим, несовершенным бытием тварей в мире, она дает возможность связи между бесконечным и конечным бытием, хотя между первым и вторым огромная дистанция. Проследить такую связь можно путем движения «снизу вверх», через постепенное отрицание несовершенств мира, по мере восхождения по ступенькам бытия к Богу, которому можно приписать свойства, свободные от несовершенств (зная при этом, что он неизмеримо выше любых свойств): вечность, единство, истина, могущество и т.п. В творце отсутствуют любые противоречия, нет различия между потенцией и актом, сущностью и существованием. Согласно Фоме, лишь Бог обладает действительным бытием, остальные сущие, сотворенные им, лишь имеют бытие, но не суть бытие. Они причастны бытию Бога, и чем на более высокой ступени они стоят, тем больше в них этого «бытия по причастию». А принцип аналогии, устанавливающий эту связь, в онтологии Аквината помогает, кроме того, осуществить переход от античной вечности космоса к идее творения ex nihilo и делает возможным включение аристотелизма (и платонизма) в структуру христианской философии. У Фомы, заметим, используется так называемая атрибутивная аналогия, когда различным объектам приписываются одинаковые свойства.

Скажем сразу, что Суарес, используя принцип аналогии бытия, вкладывает в него несколько иной смысл. Акт творения является для Суареса ключевым моментом, нуждающимся в рациональном осмыслении, точнее, в «естественном свете». Поэтому analogia entis у него напрямую связана с моментом творения и понимается следующем образом: все сотворенные сущие обладают (или могут обладать) реальным существованием «по причастию», благодаря тому что сотворены Богом. Поэтому акцент переносится с богоподобности, аналогичности Богу в большей или меньшей степени сотворенных сущих в зависимости от близости к творцу, на причастность по факту творения, по принадлежности всех сущих единой причине.

Суарес, таким образом, выражает свою идею предельно ясно: каждая конкретная вещь обладает «одинаковым количеством» бытия. Взамен томистского «готического собора», где у любого сущего есть свое место, соответствующее его уровню совершенства и степени подобия Богу, в метафизике Суареса появляется многообразный мир индивидуальных субстанций, не зажатых в средневековые иерархические структуры. Эти единичные вещи самостоятельны и равноправны между собой, поскольку в одинаковой мере наделены бытием (аналогичным божественному)228.

Творец, согласно этой доктрине, проявляет свою бесконечную волю, свои ум и могущество, создавая прямо и непосредственно индивидуальные вещи («вот это», «эту лошадь», «Сократа»). Поэтому Суарес и не видит смысла разрывать в онтологическом плане потенцию и акт, сущность и существование, материю и форму, поскольку реально они не существуют отдельно друг от друга и отдельно от конкретных вещей. Очень важный момент аргументации, к которому мы еще вернемся, заключается в том, что реально, по Суаресу, различаться могут только вещь и вещь, а ни акт, ни потенция вещами не являются. Вещи, сущности, субстанции, обладающие реальным существованием до творения, невозможны, как невозможно, согласно подробной теории причинности (рассуждения XII–XXV), существование какого-либо нетварного бытия за исключением самого Бога229. Следовательно, «...идея бесконечного или кругового процесса бытия тварных сущих отвергается Суаресом как абсурдная»230. Сотворенное бытие понимается испанским мыслителем как конечное и единичное. Соответственно проблема акта и потенции, в которой отразилась идея творения из ничего, стала важной составляющей вопроса об индивидуальном бытии и индивидуации, который, по нашему мнению, является одним из ключевых в метафизике Суареса. Философ, четко противопоставляя актуальному бытию ничто, показывает, что процесс актуализации не предполагает никаких промежуточных состояний. Вообще нет никакого процесса, отличного от акта творения. Потенция же понимается им как отрицание актуальности, т.е. небытие, а акт – как реальное существование.

Следует уточнить, что до акта творения несуществующее актуально (реально) бытие пребывает в божественном разуме в виде образа (exemplar) потенциально (как potentia objectiva), что полностью согласуется с другими моментами учения Суареса о бытии. Такая трактовка, в частности, фактически ставит точку в схоластических спорах вокруг феномена актуализации, когда «в промежутке» между чистой потенцией и актуальной сущностью (т.е. индивидуальным бытием) помещались некие причины или принципы (такая традиция через высокую схоластику восходит к августинианско-неоплатоническим источникам231). Для сравнения скажем, что у Фомы232 бытие – акт божественной сущности, «количество» бытия в вещи пропорционально степени ее актуальности. И если мы представим себе внушительную томистскую «иерархию сущих» в виде лестницы, которая ведет от чистого бытия через ангелов и другие нематериальные субстанции к более низким классам бытия: человеку, животным, растениям, минералам, – то на каждой «ступени бытия» определенного рода сущности совершают по воле творца переход от потенциальности к актуальному существованию. Потенция у Фомы сближается с сущностью, актуальность – с существованием. Лишь Бог, изначально осуществленный акт, actus purus, тождество сущности и существования, возвышается над этой иерархией. Следует заметить, что, в отличие от Аквината, делавшего акцент на тождество в Боге сущности и существования, Суарес полагает более важным то, что Бог обладает бесконечностью, причем, в первую очередь, помимо бесконечности в смысле отсутствия каких-либо ограничений, бесконечностью совершенств.

Всесовершенное существо – Бог, в своей «ипостаси» творца, не только оказывается вовлеченным как первая действующая причина (causa prima)233 в процесс творения; ему «находится применение» во всей системе причин, берущей свое начало у Аристотеля и дополненной самим Суаресом234.

Бог, согласно Суаресу, обеспечивает сохранение235 и содействие236 сотворенным вещам, а также является их конечной (предельной, финальной, итоговой) целевой причиной. В плане сохранения он обеспечивает неизменность отношений между материей и формой, сущностью и существованием, потенцией и актом в каждой сотворенной вещи; в плане содействия Бог определяет рамки возможного и поддерживает действия конкретного сущего. Как целевая причина Бог дает ориентир, двигаясь по направлению к которому, индивид обретает спасение.

12-aktualnaya-problematika-voprosi-zashiti-prav-rossijskih-grazhdan-v-evropejskom-sude-po-pravam-cheloveka1.html
12-amerikanskaya-model-turisticheskoj-korporacii-koncepciya-strategicheskoj-zoni-biznesa-sozdaniya-164-organizacionnih.html
12-analiz-finansovo-ekonomicheskogo-polozheniya-i-tehnologicheskih-svyazej-gradoobrazuyushego-predpriyatiya-viyavlenie-kriticheskih-riskov.html
12-analiz-obrashenij-ne-vhodyashih-v-kompetenciyuupolnomochennogo-po-pravam-cheloveka.html
12-analiz-sostava-strukturi-effektivnosti-ispolzovaniya-oborotnogo-kapitala-i-istochnikov-ego-formirovaniya.html
12-apparat-ultrazvukovoj-dlya-radiologicheskih-issledovanij-visokogo-ekspertnogo-klassa.html
  • urok.largereferat.info/pravila-ustrojstva-i-ekspluatacii-sistem-ventilyacii-vazhnih-dlya-bezopasnosti-atomnih-stancij-np.html
  • assessments.largereferat.info/doklad-predsedatelya-komissii-izyumskogo-a-s.html
  • pisat.largereferat.info/tehnicheskaya-harakteristika-gruzovoj-stancii.html
  • universitet.largereferat.info/starshaya-shkola-prikaz-ministerstva-obrazovaniya-rossijskoj-federacii-ot-05-marta-2004-g-1089-ob-utverzhdenii-federalnogo.html
  • spur.largereferat.info/metodicheskaya-razrabotka-prakticheskogo-zanyatiya-po-teme-pnevmokoniozi-silikoz-silikatozi-dlya-studentov-lechebnogo-fakulteta.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/psihologicheskaya-nauka-v-rossii-xx-stoletiya-problemi-teorii-i-istorii-stranica-21.html
  • institute.largereferat.info/glava-odinnadcataya-rok-persipolisa-roman-tais-afinskaya-osnovan-na-izvestnom-po-antichnim-istochnikam-istoricheskom.html
  • zanyatie.largereferat.info/osobennosti-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-sssr-v-godi-vov.html
  • uchitel.largereferat.info/razdel-iii-edinaya-gosudarstvennaya-sistema-preduprezhdeniya-i-likvidacii-chrezvichajnih-situacij-i-grazhdanskaya-oborona.html
  • school.largereferat.info/audit-raschetov-s-byudzhetom-i-vnebyudzhetnimi-fondami-chast-2.html
  • znaniya.largereferat.info/rabochaya-programma-uchebnaya-disciplina-pravovoe-regulirovanie-i-organi-obespecheniya-bezopasnosti-zhiznedeyatelnosti-naimenovanie.html
  • grade.largereferat.info/mihalkov-m-v-dva-brata-dve-sudbi-mihalkov-s-v-mihalkov-m-v-dva-brata-dve-sudbi-memuari-stranica-16.html
  • urok.largereferat.info/predprinimatelskoe-pravo-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-nauchnoj-specialnosti-12-00-03-grazhdanskoe-pravo.html
  • desk.largereferat.info/parizh-nastoyashaya-parizhanka-ob-ustrojstve-mira.html
  • predmet.largereferat.info/soderzhanie-predislovie.html
  • essay.largereferat.info/doklad-o-sostoyanii-i-ob-ohrane-okruzhayushej-sredi-permskogo-kraya.html
  • thesis.largereferat.info/poyasnitelnaya-zapiska-vuchebnom-kurse-rassmatrivayutsya-predmet-politologii-stanovlenie-i-razvitie-politologii-kak-nauki-i-kak-uchebnoj-disciplini-sovremennie-politicheskie-teorii-stranica-3.html
  • uchenik.largereferat.info/intensivnij-kurs-povisheniya-gramotnosti-m-a-pavlova-intensivnij-kurs-povisheniya-gramotnosti-na-osnove-nlp-vvedenie-stranica-6.html
  • lesson.largereferat.info/prava-i-obyazannosti-storon-v-arbitrazhnom-processe.html
  • letter.largereferat.info/o-provedenii-meropriyatij-posvyashennih-godu-semi-v-oktyabre-2008-goda.html
  • shkola.largereferat.info/slavyanofili-i-zapadniki.html
  • grade.largereferat.info/normativnoe-regulirovanie-eksportnih-otnoshenij.html
  • zadachi.largereferat.info/politicheskaya-kultura-smisl-i-metodologicheskoe-znachenie-kategorii-chast-6.html
  • doklad.largereferat.info/uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-specialnosti-100101-servis-moskva-2010-stranica-2.html
  • nauka.largereferat.info/vospriyatie-i-ponimanie.html
  • literatura.largereferat.info/sgu-fond-gosudarstvennogo-imushestva-kbr-g-nalchik-prospekt-lenina-57-3-j-etazh-e-mail-fgi-kbr-mail-ru-tel-8662-47-32-11-faks-44-39-38.html
  • laboratornaya.largereferat.info/provedenie-programmi-ne-trebuet-bolshoj-podgotovki-ona-mobilna-dlya-ee-provedeniya-detyam-neobhodimo-imet-individualnie-tetradi-ili-albomnie-listi-i-cvetnie-karandashi-psihologu-konspekt-zanyatiya.html
  • lecture.largereferat.info/4-nekotorie-vivodi-konstitucionnoe-pravo-gosudarstv-evropi.html
  • teacher.largereferat.info/germanskoe-razvertivanie-kniga-na-sajte.html
  • spur.largereferat.info/kreditnij-dogovor-strahovanie-grazhdanskoj-otvetstvennosti-vladelcev-transportnih-sredstv.html
  • textbook.largereferat.info/kalendarno-tematicheskoe-planirovanie-7-klass-pp-stranica-3.html
  • notebook.largereferat.info/izdaniya-na-kompakt-diskah-geografiya-turizm.html
  • upbringing.largereferat.info/kriterij-2politika-i-strategiya-v-oblasti-kachestva-podgotovki-vipusknikov-l-v-mishkina-24-maya-2011-g.html
  • spur.largereferat.info/lotu-hodyashu-so-avramom-bit-13-5-slovo-svyashennoe-predanie-slovo-empiricheskie-nauki.html
  • composition.largereferat.info/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-podgotovki-stranica-28.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.